Переводы

О чем обычно спрашивают переводчика

О чем обычно спрашивают переводчика

Автор: Кэти Флик

Всем нам время от времени приходится отвечать на одни и те же вопросы клиентов. Устав от однообразных дискуссий, американская переводчица Кэти Флик, участница международной рассылки переводчиков Lantra*, составила список таких типичных вопросов и своих ответов. Предлагаю вашему вниманию перевод этого списка. Мне кажется, каждому из нас стоит подумать о сочинении подобного текста.

Наталья Шахова, переводчик, кандидат физико-математических наук

 

Кэти Флик (Cathy Flick), cathyf@infocom.com

д-р философии по химической физике, магистр по физике, бакалавр по химии;

более 25 лет переводит научную литературу с русского, французского, немецкого, испанского и итальянского на английский

 

О чем обычно спрашивают переводчика

Клиенты часто плохо себе представляют, в чем состоит труд переводчика. Им непонятно, почему переводчику так важно до предела отодвинуть срок сдачи и почему он «так много берет». Разве нельзя сесть за компьютер и быстренько, за пару часов, напечатать перевод? Ведь компьютер так упрощает работу!

Почему нельзя «напечатать» перевод за пару часов?

Когда я была аспиранткой, то делала неформальные переводы по своей специальности довольно быстро – примерно с той же скоростью, с какой писала (это было еще во времена логарифмических линеек и пишущих машинок). Но если бы я переводила только статьи по своей узкой специальности, то давно бы умерла с голоду! А в любой другой публикации, даже из знакомой области, всегда могут оказаться новые для меня вещи. Кроме того, в русских статьях часто встречаются кириллические транскрипции нерусских имен собственных (фамилий, названий компаний, лекарств и т.п.), и на поиск их английских эквивалентов уходит масса времени.

Разница между чтением статьи по специальности на иностранном языке для себя и переводом этой статьи для другого человека примерно такая же, как между прослушиванием доклада и выступлением с докладом. А теперь вообразите, что вам нужно прочесть лекцию на тему, лежащую в стороне от ваших непосредственных исследований, и вы получите некоторое представление о задаче, стоящей перед переводчиком. Мои знания в области физики, химии и математики, дают лишь начальную базу для усвоения материала, необходимого для каждого конкретного перевода. Конечно, двуязычные словари это большое подспорье, но многих научных терминов в них просто нет, а для тех, что есть, обычно дается столько разнообразных эквивалентов, что выбрать нужный вариант можно только по контексту. Для того же чтобы разобраться в этом контексте, часто приходится изучать специальную литературу.

Существенную часть времени занимает один из важнейших этапов работы – проверка и редактирование. Подобрав нужные термины и сделав черновой перевод, я сначала просматриваю его на экране монитора, сравнивая с оригиналом, внося необходимую стилистическую правку и устраняя недосмотры и ошибки, затем распечатываю текст на принтере и сверяю с оригиналом его бумажную версию. После этого я внимательно прочитываю перевод уже сам по себе и вношу необходимую правку, прежде чем отдавать его клиенту.

Разве компьютер не упрощает работу переводчика?

Не думаю, что компьютер позволяет реально экономить время, хотя он безусловно изменяет (и – на мой взгляд – к лучшему) сам характер нашей деятельности. Но если учесть затраты времени на постоянное изучение все новых программ, на освоение всяческих технических новинок, на модернизацию оборудования, устранение неполадок и рутинные процедуры, вроде создания резервных копий и оптимизации дисков, то экономия, полученная за счет ускорения набора и корректировки текста, оказывается иллюзорной. А кроме того, доля времени, потраченного собственно на ввод текста, ничтожна по сравнению с общими временными затратами на перевод.

Почему вы столько берете?!!

Переводчики-индивидуалы, как и любые другие самостоятельные предприниматели, помимо расходов на жизнь, несут определенные затраты по ведению своего бизнеса. Кроме обычных накладных расходов и затрат на аппаратное и программное обеспечение, налогов (по меньшей мере треть прибыли уходит на различного рода налоги), медицинской страховки и пенсионных отчислений, переводчики должны оплачивать подписку на журналы по своей специальности, а также онлайновые услуги по доставке электронной почты и доступу к важным (и дорогим!) базам данных. Годовая подписка на журнал может обойтись в 30-100 долларов. Доступ к самой дешевой онлайновой базе данных стоит не менее 40 центов в минуту, бывают же базы в несколько раз дороже. А еще нужно регулярно покупать научные труды на том языке, на который переводишь (для меня это английский); монография по физике или химии нередко обходится в 100-200 долларов. Кроме того, переводчикам нужно множество двуязычных словарей – тощим разговорником тут не обойдешься! Один словарь может стоить 200-400 долларов, а то и дороже, причем нужно иметь их как можно больше для каждой пары рабочих языков, потому что у каждого словаря есть свои плюсы и минусы. Необходимы и тексты на языках, с которых переводишь (у меня, например, множество научных книг на русском языке). А еще я вхожу в три профессиональных союза, и везде членские взносы растут год от года (в настоящее время каждый взнос составляет около 100 долларов). Сейчас мои ежемесячные рабочие расходы раза в два выше той зарплаты, которую я получала будучи доцентом физики в колледже.

Скорость моей работы со времен пишущей машинки практически не изменилась, хотя теперь я могу переводить тексты из гораздо более широкого диапазона – просто потому что накопила много опыта в различных областях. Однако затраты на оборудование и расходные материалы увеличились в компьютерную эру на пару порядков. Поэтому очевидно, что стоимость переводческих услуг должна была вырасти пропорционально, учитывая не только рост стоимости жизни, но и рост рабочих расходов.

Почему у вас фиксирована минимальная плата за перевод?

Перевод любого – даже самого короткого текста – требует определенного времени на обработку. Мне нужно поговорить с клиентом, назначить цену, потратить время на получение и регистрацию работы, выполнить все стандартные процедуры (перевод начерно, изучение литературы для выбора правильной терминологии, корректировку, редактирование), подготовить и отправить перевод и счет на бумаге или в электронном виде, ответить на вопросы клиента.

Хотя я беру с клиентов плату в зависимости от числа слов (или – для небольших заданий – фиксированную сумму), я веду учет своего рабочего времени. Оказывается, что даже при фиксированной плате в 50-100 долларов за короткие переводы я зарабатываю на них в час намного меньше, чем на более объемных заданиях. Во-первых, для небольших работ значительно выше доля временных затрат на неизбежные, не связанные с переводом и потому не включаемые в счет процедуры, а, во-вторых, для них неэкономичен подбор терминов. Ведь, если текст достаточно длинный, то решения, найденные при переводе первого параграфа, скорее всего пригодятся и в дальнейшем. В коротком же тексте масса проблем может встретиться лишь однажды.

Важно помнить, что вы платите не просто за «слова». Вы платите за мой опыт, ресурсы и навыки. Я должна установить цены таким образом, чтобы мой доход покрывал мои расходы, иначе вы вскоре потеряете возможность пользоваться моим опытом, ресурсами и навыками, поскольку мне придется закрыть дело. Даже если ваше конкретное коротенькое задание каким-то чудом оказалось удивительно легким, мне нужно учитывать необходимость компенсации затрат на «задания-головоломки», почасовой доход от которых может быть меньше, чем плата подростку, присматривающему за вашим ребенком... Не стоит забывать также, что ваше задание может оказаться для меня легким только потому, что в прошлом я потратила много сил на изучение данной области.

Вы можете сделать перевод завтра к восьми утра?

Ответ на этот вопрос зависит от множества различных обстоятельств. Моя текущая загрузка, сложность материала и предназначение перевода – все это сказывается на времени выполнения конкретного задания. За последние двадцать пять лет я сделала массу переводов статей из русских научных журналов, накопила множество записей о такого рода работе и могу наглядно проиллюстрировать процесс в случае перевода с русского на английский. Учтите при этом, что с русского я сейчас перевожу быстрее всего, просто потому что за последние годы очень много переводила именно с русского. Учтите также, что речь идет о переводе с превосходного оригинала – чаще всего это просто фрагменты журнала. Разглядывание «полуслепого» факса и угадывание пропавших букв значительно замедляет процесс перевода! (Такой оригинал часто приходится для начала перепечатывать, чтобы ускорить расшифровку.)

При переводе русских журналов от меня не требуется ввода уравнений или другого наглядного материала – я просто делаю для машинисток ссылки на исходные иллюстрации. В таком режиме простые тексты я могу переводить очень быстро (особенно если за справками не приходится обращаться дальше моих книжных полок). На подготовку же оригинал-макета уходит на 50-100% времени больше. С августа 1995 года я стала все чаще заменять обычную работу в библиотеке поиском в каталоге Knowledge Index службы CompuServe, а с августа 1996 стала интенсивно использовать информацию, имеющуюся в Интернете. За счет этого переводы в хорошо знакомых мне областях я могу делать в очень сжатые сроки (учитывая однако, что доступ в Knowledge Index открыт только по вечерам и что поиск в Сети в рабочие часы выполняется очень медленно). Но иногда без поездки в библиотеку или без просмотра полного текста статьи или книги, полученных по межбиблиотечному обмену, проблемы не решить. Тогда работа над переводом затягивается.

Однажды я поставила рекорд, сделав перевод для «Химии гетероциклических соединений» – около 4000 английских слов – меньше чем за пять часов (примерно 850 слов в час); при этом мне не понадобилось проводить никаких исследований вне дома, потому что это было продолжение серии материалов, которые я перевела раньше, а вся терминология была совершенно стандартной для химических статей. Однако простота темы не всегда служит гарантией быстрого перевода. Более короткое задание для того же журнала заставило меня провести 8 часов в библиотеке, проверяя около 180 нерусских названий лекарств (т.е. работая со скоростью примерно 22 слова в час – прямо скажем не быстро!). И такие проблемы при переводе с русского на английский типичны: часто приходится долго ломать голову, чтобы восстановить исходное написание фамилий или названий по их кириллическому представлению.

С другой стороны, перевод статьи из журнала «Измерительная техника», обычно содержащей подробные описания инструментария, а также теоретические рассуждения в различных областях, может занять часов 10 (при объеме английского текста – 4000 слов), т.е. скорость составит 400 слов в час.

Время от времени я получаю «задания-головоломки», на которые идет непропорционально много времени из-за трудностей с терминологией. Например, одна статья из журнала «Дефектоскопия» (1000 слов) потребовала около 8 часов (125 слов в час), а перевод другой статьи из того же журнала (2600 слов) занял менее 5 часов (580 слов в час).

Было бы прекрасно, если б я сходу – прежде чем договариваться о сроках – могла определить, какой перевод не потребует много времени, а какой окажется «головоломкой»! К сожалению, несмотря на многолетний опыт, я не всегда вижу это с первого взгляда, поэтому приходится предусматривать некоторый запас времени, чтобы преодолевать неожиданные трудности.

Разумеется затраты времени существенно зависят от личного опыта и ресурсов. Выполняя четвертый перевод для «Астрофизики», я перевела 4000 слов примерно за 13 часов (т.е. моя скорость составила около 300 слов в час). Но первый перевод для этого журнала шел примерно в два раза медленнее, потому что понадобилось освежить в памяти содержание учебников по квантовой механике и изучить совершенно неожиданные для меня аспекты теории гравитации (общая теория относительности обычно не очень-то подробно рассматривается в институтах). Итак, чем больше я перевожу текстов по какой-то теме, тем быстрее работаю, потому что чаще всего сталкиваюсь с одними и теми же проблемами неоднократно (и готовые решения уже хранятся у меня в голове или в файлах моего компьютера) и вообще лучше разбираюсь в материале.

Напоминаю, что все эти примеры даны для случая самого простого форматирования (когда не нужно ни набирать уравнения, ни вводить изображения, ни сканировать рисунки или таблицы) при переводе с русского на английский и очень высоком качестве оригинала. Более изощренное форматирование потребует больше времени как на исходный ввод текста, так и на редактирование, причем тем больше, чем больше число иллюстраций. Следует иметь в виду также, что я не могу работать 8 часов подряд только над переводами: мой рабочий день должен включать и другие виды деятельности, такие как обслуживание ПК, чтение и исследование, ведение учетной документации, выписка счетов, привлечение новых клиентов, обработка простой и электронной почты. Кроме того, научные переводы – очень утомительная работа. Большинство консультантов рекомендуют переводчикам тратить не более 20-25 часов из 40-часовой рабочей недели на «оплачиваемую» работу, чтобы оставалось достаточно времени на «бесплатную» деятельность. (Правда те же консультанты утверждают, что в домашнем офисе человек выполняет за 5 часов ту работу, которую в обычном офисе делают за 8.) Именно поэтому срочные задания обходится дороже – ведь мне нужно серьезно реорганизовать всю мою жизнь и рабочий график, а возможно и поработать сверхурочно.

Хочу подчеркнуть при этом, что я не отличаюсь чрезмерной медлительностью. Переводчики научных текстов в среднем выдают от 2000 до 2500 слов в день. Однако я обычно рассматриваю как срочную работу все, что превышает 1500 слов в день для одного клиента, потому что нужно выделить время для обслуживания обычных клиентов, а также предусмотреть возможность поездки в библиотеку, ожидания ответов от других переводчиков и вообще вероятность возникновения трудностей.

Сейчас я пришлю вам по факсу факс с того факса...

До сих пор факсы обеспечивают сравнительно невысокое разрешение. А выполненная с низким разрешением копия документа, имеющего низкое разрешение, это еще хуже. Проблема качества оригинала особенно остро стоит для кириллических текстов из-за шрифтов (они обычно очень мелкие) и самих букв (в которых одна маленькая загогулинка может иметь существенное значение). Бледный факс с вписанными от руки буквами и пропавшими кусками чрезвычайно трудно читать, даже если это просто список продуктов на вашем родном языке!

Очень важно обеспечить переводчика максимально качественным экземпляром исходного текста. Иначе у него уйдет слишком много времени на угадывание букв, а поскольку время – деньги, переводчику может понадобиться лишняя плата за напряжение глаз и проблемы с расшифровкой. Иногда я трачу минут по десять на то, чтобы разобрать одно неясное слово в факсе. Представьте себе, насколько осложняется дело, если весь документ неразборчив. При этом на печать чернового варианта и выполнение финальной стадии (сравнение перевода с оригиналом) тоже идет намного больше времени. Работа на агентства обычно занимает у меня больше времени именно потому, что они чаще всего предлагают работать с факсом, а для журналов я перевожу с четкого оригинала.

Если перевод вам нужен срочно, то имейте в виду, что переводчику гораздо сложнее уложиться в сжатые сроки, работая с оригиналом низкого качества. Поэтому нечеткие факсы повышают не только денежные, но и временные затраты. Да и результат может получиться неполноценным из-за неразборчивого текста.



* Чтобы подписаться на этот англоязычный список рассылки, надо послать сообщение SUBscribe LANTRA-L [ваше имя] по адресу listserv@segate.sunet.se. Только будьте готовы, что на вас обрушится по 200 с лишним сообщений в день от переводчиков, работающих в самых различных языковых парах. И, пожалуйста, прочитайте правила, прежде чем вступать в дискуссию.

Мосты, № 1, 2004